Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: постановление пленума вс о возмещении убытков

Верховный суд запретил снижать размер компенсации морального вреда без конкретных обоснований. Общих стандартных формулировок для этого недостаточно. Такие указания ВС дал в деле Натальи Зверевой, которая взыскивала 4 млн руб. компенсации морального вреда за смерть своего 37-летнего сына Дмитрия Демидова.

Его в 2015 году застрелил из служебного оружия в отделении полиции старший уполномоченный Андрей Артемьев. Как писала «Медуза», сначала полицейский заявил, что Демидов схватил его пистолет со стола и сам в себя выстрелил.

Потом Артемьев изменил показания и объявил, что случайно застрелил человека, когда перекладывал оружие из одной кобуры в другую. 

Экспертиза показала, что полицейский тогда был пьян. Артемьев страдал от алкоголизма. Это подтверждала справка психолога в материалах уголовного дела.

Специалист рекомендовал «жёсткий контроль» со стороны руководства и разъяснительные беседы. В 2013 году Артемьева предупредили о неполном служебном соответствии.

По сведениям «Медузы», коллеги застали его пьяным на работе, поэтому им пришлось его разоружать. Тем не менее полицейского не уволили.

А потом Демидов погиб. Артемьева за это судили. Сторона обвинения просила 12 лет лишения свободы за убийство и превышение должностных полномочий. Но обвинение было переквалифицировано на причинение смерти по неосторожности. И в 2016 году Замоскворецкий районный суд Москвы назначил Артемьеву один год и девять месяцев колонии общего режима. 

Почему надо конкретно

Компенсацию морального вреда суд тоже значительно уменьшил. Зверева требовала 4 млн руб. и напоминала, что у сына осталась малолетняя дочь. Они заботились о ребёнке вдвоём и жили одной семьёй.

Но теперь девочка осталась сиротой, а бабушка – её единственный опекун. Но две инстанции сошлись во мнении, что достаточно 150 000 руб.

Такое решение они объяснили общими «штампованными» фразами: размер компенсации «отвечает характеру нравственных страданий, обстоятельствам дела, требованиям разумности и справедливости».

Но этого недостаточно, возразил Верховный суд. Нужны конкретные причины, почему суд решил, что 150 000 руб. – это достаточная сумма для матери за смерть сына. Но никаких обоснований со ссылками на доказательства в решениях нет.

Как напомнил ВС, в вопросе о компенсации морального вреда следует выяснять, какие физические или нравственные страдания понесли истцы, учитывая обстоятельства конкретного дела. В частности, нижестоящие инстанции проигнорировали вопрос вины работодателя.

Материалы уголовного дела подтверждают, что он страдал алкоголизмом, о чём должно было знать начальство полицейского, отмечается в определении № 5-КГ19-207. С такими выводами тройка судей отправила дело на пересмотр в Московский городской суд.

«Нижестоящие инстанции присудили 150 000 руб. вместо 4 млн руб. за смерть близкого, но никак не объяснили этого», – Верховный суд. 

По сравнению со многими европейскими странами в России очень маленькие компенсации морального вреда. И суды, по сути, никак не обосновывают снижение. Они используют стандартные фразы и не касаются обстоятельств конкретных дел. Поэтому акт Верховного суда «прорывной».

Так считает Ирина Фаст, председатель комиссии Ассоциации юристов России (АЮР) по определению размеров компенсации морального вреда. По её словам, за последние два года Верховный суд несколько раз высказывал позицию относительно размера компенсаций за жизнь и здоровье человека, но не прямо.

Здесь же коллегия «прямым текстом» говорит, что снижение размера компенсации никак не мотивировано.

В этом сюжете

«Очень жаль, что судьи оценивают жизнь человека в 150 000 руб.

», – говорит Анастасия Гурина из Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании
. По её словам, нижестоящие суды не учли, что истица жила с сыном вместе, что доказывает их близкую связь и тяжёлые моральные переживания матери от потери. Кроме того, единственного родителя лишилась малолетняя дочь умершего. Также стоило учесть поведение полицейского. Всего этого нижестоящие инстанции не сделали, как и не объяснили столь резкое снижение выплаты, обращает внимание Гурина.

В судебной практике нет единства относительно размеров компенсаций, констатирует Гурина. В Калининградской области за смерть супруга присудили 300 000 руб. (дело № 33-1723/2019), в ХМАО-Югре – 750 000 руб. (дело № 69-КГ 18-22).

Обстоятельства похожи: в обоих делах подтверждены недостатки оказания медпомощи, которые не находятся в прямой причинно-следственной связи со смертью пациента.

Разные суммы по одинаковым категориям дел встречаются даже в пределах одного региона, делится Гурина.

Многие эксперты считают, что нужно установить минимальный размер компенсаций в зависимости от степени физических и моральных страданий. Ещё один возможный способ достичь единообразия практики – это выработать методику определения размеров морального вреда, говорит Фаст. Этим и занимается профильная комиссия АЮР.

Источник: https://pravo.ru/news/217077/

Пленум о моральном вреде

Перейти к перечню всех Пленумов

Пленум Верховного суда от 20 декабря 1994 г. N 10

«Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» (ред. 06.02.2007)

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Моральный вред
  • п.2 Пленума  понятие морального вреда
  • Исковая давность
  • п.7 Пленума  исковая давность на моральный вред не распространяется
  • Размер компенсации
  • — п.8 Пленума  требования разумности и справедливости
  • — п.8 Пленума  степень нравственных или физических страданий
  • — п.8 Пленума  размер компенсации морального вреда
  • Гражданский иск
  • — п.9 Пленума  иск о моральном вреде по уголовному делу
  • п.10 Пленума  пошлина к исковым требованиям о компенсации морального вреда
  1. 1) Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда.
  2. Суду следует также устанавливать,
  3. — чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий,
  4. — при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены,
  5. степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, — в какой сумме он оценивает их компенсацию
  6. — и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора.
  7. 2) Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими:

— на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.);

  • — или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.
  • Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях:
  • — в связи с утратой родственников;
  • — невозможностью продолжать активную общественную жизнь;
  • — потерей работы;
  • — раскрытием семейной, врачебной тайны;
  • — распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина;
  • — временным ограничением или лишением каких-либо прав;
  • — физической болью, связанной с причиненным увечьем;
  • — иным повреждением здоровья;
  • — либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.
  • При этом следует учитывать, что статьей 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик установлена ответственность за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, и в том случае, когда в законе отсутствует специальное указание о возможности его компенсации.

Статьей 151 ГК, которая введена в действие с 1 января 1995 г., указанное положение сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

3) В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом.

  1. Например, когда:
  2. — вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;
  3. — вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст. 1100 ГК).

4) Рассматривая требования потерпевшего о компенсации перенесенных им нравственных или физических страданий, следует иметь в виду, что вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулировались: частью 7 статьи 7 ГК РСФСР (в редакции Закона от 21 марта 1991 г.);

В настоящее время вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулируются статьями 12, 150 — 152 первой части ГК, введенной в действие с 1 января 1995 г.; статьями 1099 — 1101 второй части ГК, введенной в действие с 1 марта 1996 г.

Однако отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, в соответствии с п.

3 статьи 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992 г.

, может быть применена статья 131 названных Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, поскольку отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательством.

В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.

Указанное положение применимо и к трудовым отношениям, возникшим после 1 января 1995 г., так как названными выше незаконными действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага (151 ГК).

Url

Дополнительная информация:

Примечание: 02.07.2013 статья 152 ГК изложена в новой редакции. Согласно п.11 152 ГК положения о компенсации морального вреда не применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Источник: http://xn--80acb5ajmepe8k.xn--p1ai/2437-plenum-moralnyy-vred.html

Вс готов разработать новые разъяснения о размерах компенсаций морального вреда

Пленум Верховного суда (ВС) РФ готов выработать новые разъяснения о назначаемых судами размерах компенсаций морального вреда — последний раз постановление по этому вопросу было выпущено 25 лет назад, сообщил секретарь Пленума ВС РФ, глава Совета судей РФ Виктор Момотов. 

Читайте также:  Имеют ли право коллекторы звонить: на работу и родственникам должника, в выходные дни, сколько раз

«Рассматривая требования о компенсации морального вреда, суды руководствуются в том числе правовыми позициями, изложенными в постановлении ВС, которое было принято 20 декабря 1994 года – то есть почти 25 лет назад.

За это время существенно изменились и законодательство, и социально-экономическая ситуация; серьезный путь становления и развития прошло российское гражданское общество.

В связи с этим в Верховном суде будет проработан вопрос о возможности подготовки новых разъяснений по вопросу о компенсации морального вреда», — сказал Момотов.

При этом он призвал с осторожностью относиться к идеям разработать формулы и арифметические алгоритмы, позволяющие в каждом случае точно рассчитать размер компенсации морального вреда, или установить нижний порог выплаты за нравственные страдания. 

Судейское усмотрение 

«Очевидно, что нравственные страдания не могут иметь точной денежной оценки: не существует такой денежной суммы, которая позволит полностью возместить последствия причиненной человеку душевной и физической боли.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда (в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда). При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего», — поясняет Момотов. 

Таким образом, при определении размера компенсации применяется целый ряд оценочных критериев, что свидетельствует о широкой сфере судейского усмотрения, указывает он.

Однако глава Совета судей не видит в этом ничего удивительного, на его взгляд, широкое судейское усмотрение является признаком развитого правового государства, в котором закон не стремится детально урегулировать каждую жизненную ситуацию, а предусматривает общие «рамочные» нормы, рассчитанные на их содержательное наполнение в судебной практике.

«Судейское усмотрение не может быть абсолютно свободным – оно имеет свои рамки, как правовые, так и нравственные. Определяя размер компенсации морального вреда, судья исходит из требований разумности, справедливости, адекватности и соразмерности компенсации последствиям нарушения, то есть из основополагающих принципов права и баланса интересов сторон.

Крайне низкие размеры 

Вместе с тем нельзя не признать, что суды нередко взыскивают компенсацию морального вреда в крайне низком размере, в результате чего этот институт перестает выполнять свои функции – как правило, речь идет о суммах, исчисляемых несколькими тысячами рублей. Подобные компенсации не позволяют потерпевшему загладить последствия перенесенных страданий и не способны удержать виновника от противоправного поведения», — отмечает Момотов.

По его словам, результатом широкого судейского усмотрения также стал значительный «диапазон» компенсаций, взыскиваемых судами в сходных ситуациях.

Например, в 2018 году минимальная компенсация морального вреда потерпевшему от преступления составила около 3 тысяч рублей, а максимальная – более 8 миллионов рублей, минимальная компенсация морального вреда в связи со смертью составила 5 тысяч рублей, а максимальная – 8,5 миллионов рублей. 

«Сама по себе идея повышения определенности и экономической значимости компенсации морального вреда, безусловно, заслуживает поддержки. Однако следует учитывать, что компенсация морального вреда по своей природе изначально является оценочной категорией, требующей учета не только объективных, но и субъективных факторов.

Например, в силу закона при определении адекватного размера компенсации морального вреда суд обязан учитывать индивидуальные особенности потерпевшего, включая его возраст, пол, состояние физического и психического здоровья, чувствительность к боли, характер его деятельности и другие факторы, которые не вписываются в математические алгоритмы», — указывает председатель Совета судей.

Он также напомнил, что судьи учитывают ещё и фактические обстоятельства.

Например, при взыскании компенсации за распространение порочащих сведений необходимо установить сферу распространения этой информации, ее содержание, свойства культуры общения в соответствующей социальной среде и иные факторы, которые не могут быть учтены в арифметических расчетах.

Один и тот же словесный оборот может восприниматься по-разному в зависимости от того, в каких обстоятельствах он озвучен: на рынке или на научной конференции, на спортивных состязаниях или в парламентских стенах, поясняет Момотов. 

Минимальный предел 

«Определяя размер компенсации морального вреда, судья учитывает критерии справедливости и разумности, а также принимает во внимание собственную оценку потерпевшим понесенных им страданий. Именно с этих позиций, а не с позиций неких «минимальных пределов», должна оцениваться достаточность компенсации. 

Следует учитывать и то, что закрепление минимального размера компенсации морального вреда может привести к обратному эффекту.

Нередко установление в законе минимальной границы или размера приводит к использованию его без дальнейшего увеличения: такая граница будет восприниматься как некая «безапелляционная основа», повышение которой потребует, в том числе от суда, дополнительного обоснования», — подчеркивает он.

Глава Совета судей сослался на практику Европейского суда по правам человека, который учитывает, что задача расчета размера компенсации морального вреда является сложной, ибо личное страдание, физическое или нравственное, невозможно стандартизировать для целей такой оценки.

«Поэтому представляется, что в вопросе унификации подхода к определению размера компенсации морального вреда следует соблюдать осторожность.

Думаю, что развитие этого правового института должно происходить не по пути внесения изменений в положения Гражданского кодекса о компенсации морального вреда, а по пути повышения общего уровня социальной ответственности и совершенствования правоприменительной практики», — отмечает Момотов.

При этом он констатировал, что в целом судебная практика по требованиям о компенсации морального вреда складывается в пользу граждан: в 2018 году суды рассмотрели более 21 тысячи дел о компенсации морального вреда, причиненного жизни и здоровью, при этом требования граждан удовлетворены почти по 16 тысячи дел на сумму 2,7 миллиарда рублей. Это почти втрое выше показателей 2016 года, когда были взысканы компенсации на сумму чуть выше 1 миллиарда рублей, указал глава Совета судей. По его словам, средняя сумма взысканной компенсации составляет примерно 170 тысяч рублей. 

Алиса Фокс 

Источник: http://rapsinews.ru/judicial_analyst/20190725/301995727.html

Критерии определения размера компенсации морального вреда

Екимов А. А. Критерии определения размера компенсации морального вреда // Молодой ученый. — 2016. — №26. — С. 461-463. — URL https://moluch.ru/archive/130/35890/ (дата обращения: 11.03.2020).



В статье приведены критерии определения размера компенсации морального вреда. Также рассматриваются некоторые вопросы судебной практики по ряду категорий гражданских дел.

Ключевые слова:моральный вред, компенсация морального вреда, сумма компенсации морального вреда, судебная практика компенсации морального вреда, критерии компенсации морального вреда

В статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) установлено, что если гражданину причиненморальный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права, либо посягающими на принадлежащие гражданину нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанностьденежной компенсацииуказанного вреда.

Пунктом 2 действующего постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.

1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» [1] разъяснено, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т. п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

При этом, как разъясняет Верховный Суд РФ, моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной,врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Исходя из анализа статей 151 и 1101 ГК РФ следует, что законодателем были установлены такие критерии определения размера компенсации морального вреда как:

  1. характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий;
  2. степеньвинынарушителя;
  3. требование разумности;
  4. требование справедливости;
  5. степень физических и нравственных страданий;
  6. индивидуальные особенности гражданина, которому причинен вред;
  7. иные заслуживающие внимания обстоятельства.

Относительно большинства вышеуказанных критериев определения размера компенсации морального вреда, следует отметить, что ни в действующем законе, ни в актах его разъяснения не были приведены дефинитивные обозначения критериев и порядок их установления.

Пленум Верховного Суда РФ в пункте 8 вышеуказанного постановления лишь разъяснил, что степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Как указывает Л. О. Красавчикова, компенсация морального вреда является одним из способов защиты нарушенных прав [3, с.218].

Поэтому, при компенсации морального вреда следует исходить из того, что природа указанной компенсации имеет правовосстановительный характер.

При этом, особо следует отметить, что действующим законодательством не установлен принцип полной компенсации морального вреда, по аналогии с п.1 ст. 1064 ГК РФ (возмещение вреда в полном объеме).

Редько Е. П.

отмечает, что в отличие от возмещения убытков компенсация морального вреда не возвращает потерпевшего в первоначальное положение, принцип полного возмещения неимущественного вреда выражается в максимальном сглаживании негативных эмоций, вызванных нарушением личных неимущественных прав или нематериальных благ [4, с.7]. Это и может обуславливать размер компенсации морального вреда.

В научной литературе существуют различные определения таких понятий, приведенных выше, как, например, критерии определения размера компенсации морального вреда.

Так, А. С. Батыров под справедливостью понимает свойство права, его необходимый компонент, воплощающий одинаковую и равную для всех правильность, формально-равную для всех правомерность. То есть справедливость воплощает смысл правового принципа всеобщего равенства и свободы [2, с. 105]. В целом, следует согласиться с данным определением.

Думается, что степень причиненных нравственных страданий должна иметь градации.

Высшая степень может быть определена исходя из того, что было нарушены первые по значимости принадлежащие гражданину нематериальные блага и его личные неимущественные права, закрепленные в статьях 20–23 Конституции РФ (права на жизнь, здоровье, достоинство, свободу и личную неприкосновенность), которые являются основой человеческого существования, источником всех других основных прав и свобод и высшей ценностью.

О возможности констатации средней степени причиненных нравственных страданий могут свидетельствовать такие нарушения нематериальных благ и личных неимущественных прав, которые хотя и являются существенными, однако, не связаны с угрозой личности.

Например, несущественное нарушение прав, названных выше, нарушение таких нематериальных благ и личных неимущественных прав как честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства.

Читайте также:  Возврат денег за товар ненадлежащего качества: как вернуть по закону

Незначительная степень причиненных нравственных страданий может быть определена исходя из нарушения некоторых иных прав. Например, прав гражданина на конфиденциальность информации ограниченного доступа (часть 2 статьи 17 Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации») и некоторые другие.

Характер нравственных страданий может быть определен исходя из того, каким образомбыло нарушено право, а также с учетом причины причинения вреда морального вреда.

Относительно существующей судебной практики следует заключить, что она является весьма распространенной и противоречивой. При этом, судебные ошибки, допущенные судами, рассматривающими гражданские дела в качестве судов первой инстанции не всегда исправляются.

Ряд судов апелляционной инстанции придерживаются позиции «невмешательства» в определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда.

В целом по Российской Федерации суммы, взыскиваемые в качестве компенсации морального вреда незначительны, особенно по сравнению с практикой иностранных судов.

Самые большие размеры компенсации от 100 000 до 800 000 рублей взыскиваются по такой категории дел как возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью.

Думается, что дальнейшее развитие правоприменительной практики и подробное изучение каждого из критериев определения размера компенсации морального вреда позволит повысить степень гражданско-правовой защиты личности.

Литература:

  1. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 1995.
  2. Батыров А. С. Анализ критерия разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда // Бизнес в законе. 2009. № 5.
  3. Гражданское право. Под ред. Б. М. Гонгало. Т.1. М.: Статут, 2016. 511 с.
  4. Компенсация морального вреда как способ защитыгражданских прав: Автореферат диссертации на соисканиеученой степени кандидата юридических наук. /Е. П. Редько; Науч. рук. С. В. Потапенко. -Иркутск, 2009. 25 с.

Основные термины (генерируются автоматически): моральный вред, размер компенсации, ГК РФ, страдание, благо, Верховный Суд РФ, возмещение вреда, критерий, суд.

Источник: https://moluch.ru/archive/130/35890/

Постановление Пленума ВС РФ № 7 от 24 марта 2016 года: новое о возмещении убытков и соглашении о возмещении потерь по ст. 406.1 ГК РФ

  • Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении № 7 от 24 марта 2016 года дал разъяснения по вопросам применения судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств.
  • Часть I
  • Еще не damages, но уже не «спящие» убытки.
  • Первое, что обращает на себя внимание в очередном Постановлении Пленума ВС РФ – разъяснения по вопросам применения норм о возмещении убытков.

Похоже, наконец, нормы ст.ст.

15 и 393 ГК РФ, могут перестать быть пустой формальностью, а стать реальным инструментом защиты прав участников оборота.

Не только новеллы ГК РФ, но и судебная практика идут по пути того, что если иное не предусмотрено законом или договором, в результате возмещения убытков кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом (статья 15, пункт 2 статьи 393 ГК РФ). 

В обоснование размера упущенной выгоды кредитор вправе представлять не только доказательства принятия мер и приготовлений для ее получения, но и любые другие доказательства возможности ее извлечения. Важно отметить, что перечень таких доказательств носит открытый характер и будет оцениваться судом отдельно в каждом случае.

При этом в качестве примера в Постановлении Пленума приведена ситуация, когда заказчик предъявил иск к подрядчику о возмещении убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора подряда по ремонту здания магазина, ссылаясь на то, что в результате выполнения работ с недостатками он не смог осуществлять свою обычную деятельность по розничной продаже товаров. В этом случае, по разъяснению Пленума,  расчет упущенной выгоды может производиться на основе данных о прибыли истца за аналогичный период времени до нарушения ответчиком обязательства и/или после того, как это нарушение было прекращено. Должник не лишен права представить доказательства того, что упущенная выгода не была бы получена кредитором.

При этом, можно сделать вывод, что бремя опровержения представленных Истцом доказательств относительно разумности и обоснованности расчета, ложится на Ответчика.

В Постановлении Пленума ВС РФ содержатся разъяснения относительно бремени доказывания и обстоятельств, подлежащих исследованию по делам о взыскании убытков.

По смыслу статей 15 и 393 ГК РФ, кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков, и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (статья 404 ГК РФ).

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение.

Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается.

Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков.

Вина должника в нарушении обязательства предполагается, пока не доказано обратное. Отсутствие вины в неисполнении или ненадлежащем исполнении обязательства доказывается должником (пункт 2 статьи 401 ГК РФ).

Если должник несет ответственность за нарушение обязательства или за причинение вреда независимо от вины, то на него возлагается бремя доказывания обстоятельств, являющихся основанием для освобождения от такой ответственности, например, обстоятельств непреодолимой силы (пункт 3 статьи 401 ГК РФ).

Нельзя точно установить размер убытков – не основание для отказа в иске о взыскании убытков

Согласно пункту 5 статьи 393 ГК РФ суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков, включая упущенную выгоду, определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

Предпринимателям (акционерам, участникам обществ, если в корпоративном договоре либо в договоре об отчуждении акций или долей в уставном капитале хозяйственного общества установлено соответствующее право) представлен новый инструмент защиты их прав, отличный от предусмотренного ст.ст. 15, 393 ГК РФ – возмещение потерь, возникших в случае наступления определенных в договоре обстоятельств (ст. 406.1 ГК РФ)

В силу пунктов 1 и 5 статьи 406.1 ГК РФ соглашением сторон обязательства может быть прямо установлена обязанность одной из них возместить имущественные потери другой стороны, возникшие в случае наступления определенных обстоятельств, каким-либо образом связанных с исполнением, изменением или прекращением обязательства либо его предметом, и не являющихся нарушением обязательства.

В отличие от возмещения убытков по правилам статей 15 и 393 ГК РФ возмещение потерь по правилам статьи 406.

1 ГК РФ осуществляется вне зависимости от наличия нарушения (неисполнения или ненадлежащего исполнения) обязательства соответствующей стороной и независимо от причинной связи между поведением этой стороны и подлежащими  возмещению потерями, вызванными наступлением определенных сторонами обстоятельств.

По смыслу статьи 406.1 ГК РФ, возмещение потерь допускается, если будет доказано, что они уже понесены или с неизбежностью будут понесены в будущем.

При этом сторона, требующая выплаты соответствующего возмещения, должна доказать наличие причинной связи между наступлением соответствующего обстоятельства и ее потерями.

Стороны вправе установить, в частности, такой порядок определения размера потерь, по которому одна из сторон возмещает другой все возникшие у нее потери, вызванные соответствующими обстоятельствами, или их часть. Если сторона, в пользу которой должно быть осуществлено возмещение потерь, недобросовестно содействовала наступлению обстоятельства, на случай которого установлено это возмещение, для целей применения статьи 4061 ГК РФ такое обстоятельство считается ненаступившим (пункт 4 статьи 1, пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Соглашение о возмещении потерь, подобно арбитражной оговорке, «живет самостоятельной от основного договора жизнью» 

Это значит, что по общему правилу, заключенность и действительность соглашения о возмещении потерь, предусмотренных статьей 406.

1 ГК РФ, подлежат оценке судом независимо от заключенности и действительности договора, в связи с которым оно заключено, даже если оно содержится в этом договоре в виде его условия (оговорки).

Например, если соглашение о возмещении потерь включено в виде условия в договор купли-продажи, недействительность или незаключенность этого договора купли-продажи сама по себе не влечет недействительность или незаключенность соглашения о возмещении потерь.

P.S.

To be continued…

Партнер, LLM, Емельянов Валерий

Источник: http://www.nb-law.com/ru/new-jurisprudence/173-resolution-of-the-plenum-number-7.html

Законы :: Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 1994-12-20 N 10

  • ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 20 декабря 1994 года N 10 О некоторых вопросах применения законодательства о компенсации морального вреда
  • (с изменениями на 6 февраля 2007 года)
  • ____________________________________________________________________     Документ с изменениями, внесенными:     постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 года N 10;     постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 15 января 1998 года N 1;     постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6.
  • ____________________________________________________________________     

    Обсудив материалы проведенного изучения судебной практики по делам о компенсации за нанесенный моральный вред, Пленум Верховного Суда Российской Федерации отмечает, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие порождают вопросы, требующие разрешения (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).     В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующего компенсацию морального вреда, наиболее полной и быстрой защиты интересов потерпевших при рассмотрении судами дел этой категории Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет дать следующие разъяснения:     1. Учитывая, что вопросы компенсации морального вреда регулируются рядом законодательных актов, введенных в действие в разные сроки, суду в целях обеспечения правильного и своевременного разрешения возникшего спора необходимо по каждому делу выяснять характер взаимоотношений сторон и какими правовыми нормами они регулируются, допускает ли законодательство возможность компенсации морального вреда по данному виду правоотношений и, если такая ответственность установлена, когда вступил в силу законодательный акт, предусматривающий условия и порядок компенсации вреда в этих случаях, а также когда были совершены действия, повлекшие причинение морального вреда (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).     Суду следует также устанавливать, чем подтверждается факт причинения потерпевшему нравственных или физических страданий, при каких обстоятельствах и какими действиями (бездействием) они нанесены, степень вины причинителя, какие нравственные или физические страдания перенесены потерпевшим, в какой сумме он оценивает их компенсацию и другие обстоятельства, имеющие значение для разрешения конкретного спора (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).     2. Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.     Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Читайте также:  Ст 22 закона о защите прав потребителей: сроки возврата денег и товара

    При этом следует учитывать, что статьей 131 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик установлена ответственность за моральный вред, причиненный гражданину неправомерными действиями, и в том случае, когда в законе отсутствует специальное указание о возможности его компенсации.

    Статьей 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, которая введена в действие с 1 января 1995 года, указанное положение сохранено лишь для случаев причинения гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага. В иных случаях компенсация морального вреда может иметь место при наличии указания об этом в законе.

    3. В соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя. Исключение составляют случаи, прямо предусмотренные законом. Например, когда:     вред причинен жизни или здоровью гражданина источником повышенной опасности;     вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ;

    вред причинен распространением сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию (ст.1100 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 года).

    (Пункт в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 года N 10)               4. Рассматривая требования потерпевшего о компенсации перенесенных им нравственных или физических страданий, следует иметь в виду, что вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулировались: частью 7 Закона от 21 марта 1991 года); Федерального закона от 17 марта 1997 года, вступившего в силу с 20 марта 1997 года и действовавшего до 1 февраля 2002 года); пунктом 1 статьи 31 Федерального закона от 18 июля 1995 года «О рекламе», введенного в действие с 25 июля 1995 года и действовавшего до 1 июля 2006 года (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).     

  1.     В настоящее время вопросы возмещения морального вреда, в частности, регулируются статьями 12, 150-152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 января 1995 года; статьями 1099-1101 второй части Гражданского кодекса Российской Федерации, введенной в действие с 1 марта 1996 года; статьей 15 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года «О защите прав потребителей», действующей с 16 января 1996 года; частью 5 статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года, вступившего в силу с 1 января 1998 года; статьей 237 Трудового кодекса Российской Федерации, введенного в действие с 1 февраля 2002 года; пунктом 3 статьи 8 Федерального закона «Об обязательном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» от 24 июля 1998 года, вступившего в силу с 6 января 2000 года; пунктом 2 статьи 38 Федерального закона от 13 марта 2006 года «О рекламе», введенного в действие с 1 июля 2006 года (абзац дополнительно включен постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6).
  2.     Указанное положение применимо и к трудовым отношениям, возникшим после 1 января 1995 года, так как названными выше незаконными действиями работодателя нарушаются личные неимущественные права работника и другие нематериальные блага (статья 151 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации).

____________________________________________________________________     Абзацы второй и третий пункта 4 предыдущей редакции считаются соответственно абзацами третьим и четвертым пункта 4 настоящей редакции — постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6. ____________________________________________________________________          Однако отсутствие в законодательном акте прямого указания на возможность компенсации причиненных нравственных или физических страданий по конкретным правоотношениям не всегда означает, что потерпевший не имеет права на возмещение морального вреда. Например, в соответствии с пунктом 3 статьи 1 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик к трудовым отношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, может быть применена статья 131 названных Основ, регулирующая ответственность за нанесение морального вреда по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда, поскольку отношения, связанные с компенсацией морального вреда, не урегулированы трудовым законодательством. В частности, суд вправе обязать работодателя компенсировать причиненные работнику нравственные, физические страдания в связи с незаконными увольнением, переводом на другую работу, необоснованным применением дисциплинарного взыскания, отказом в переводе на другую работу в соответствии с медицинскими рекомендациями и т.п.

    5.

Правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении организации (пункт 6 статьи 7 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, пункт 7 статьи 152 первой части Гражданского кодекса Российской Федерации по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года) (пункт в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).

    6.

Если моральный вред причинен до введения в действие законодательного акта, предусматривающего право потерпевшего на его компенсацию, требования истца не подлежат удовлетворению, в том числе и в случае, когда истец после вступления этого акта в законную силу испытывает нравственные или физические страдания, поскольку на время причинения вреда такой вид ответственности не был установлен и по общему правилу действия закона во времени закон, усиливающий ответственность по сравнению с действовавшим на время совершения противоправных действий, не может иметь обратной силы (пункт 1 статьи 54 Конституции Российской Федерации).

    Однако, если противоправные действия (бездействие) ответчика, причиняющие истцу нравственные или физические страдания, начались до вступления в силу закона, устанавливающего ответственность за причинение морального вреда, и продолжаются после введения этого закона в действие, то моральный вред в указанном случае подлежит компенсации.

    7. Если требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, то на него в силу статьи 208 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность не распространяется, кроме случаев, предусмотренных законом.

    

    В случае, когда требование о компенсации морального вреда вытекает из нарушения имущественных или иных прав, для защиты которых законом установлена исковая давность или срок обращения в суд (например, установленные статьей 392 Трудового кодекса Российской Федерации сроки обращения в суд за разрешением индивидуального трудового спора), на такое требование распространяются сроки исковой давности или обращения в суд, установленные законом для защиты прав, нарушение которых повлекло причинение морального вреда.

    (Пункт в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6. — См. предыдущую редакцию)     8. При рассмотрении требований о компенсации причиненного гражданину морального вреда необходимо учитывать, что по правоотношениям, возникшим после 3 августа 1992 года, компенсация определяется судом в денежной или иной материальной форме, а по правоотношениям, возникшим после 1 января 1995 года — только в денежной форме, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Исходя из этого, размер компенсации зависит от характера и объема причиненных истцу нравственных или физических страданий, степени вины ответчика в каждом конкретном случае, иных заслуживающих внимания обстоятельств, и не может быть поставлен в зависимость от размера удовлетворенного иска о возмещении материального вреда, убытков и других материальных требований. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (абзац дополнен постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 1996 года N 10).     

    Степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.     9.

Суд вправе рассмотреть самостоятельно предъявленный иск о компенсации причиненных истцу нравственных или физических страданий, поскольку в силу действующего законодательства ответственность за причиненный моральный вред не находится в прямой зависимости от наличия имущественного ущерба и может применяться как наряду с имущественной ответственностью, так и самостоятельно.

    Применительно к статье 44 УПК РФ потерпевший, то есть лицо, которому преступлением причинен моральный, физический или имущественный вред (статья 42 УПК РФ), вправе предъявить гражданский иск о компенсации морального вреда при производстве по уголовному делу (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).

    10. При рассмотрении дел о компенсации причиненных нравственных или физических страданий необходимо учитывать, что моральный вред признается законом вредом неимущественным, несмотря на то, что он компенсируется в денежной или иной материальной форме. Учитывая это, государственная пошлина по таким делам должна взиматься на основании подпункта 3 пункта 1 статьи 333_19 Налогового кодекса РФ, предусматривающего оплату исковых заявлений неимущественного характера (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).     При этом следует также иметь в виду, что в предусмотренных законом случаях истцы освобождаются от уплаты государственной пошлины (например, подпункты 1, 3, 4 пункта 1 статьи 333_36 Налогового кодекса РФ, пункт 3 статьи 17 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей») (абзац в редакции постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 6 февраля 2007 года N 6 — см. предыдущую редакцию).

Председатель Верховного Суда Российской Федерации В.М.Лебедев Секретарь Пленума, судья Верховного Суда Российской Федерации В.В.Демидов

Источник: https://law.rufox.ru/view/5/3476.htm

Ссылка на основную публикацию